May. 16th, 2012

hieromonakh_agapit: (Default)
Похоже простых попов некие обитатели Чистого ДОСТАЛИ.
Гневно осуждаю этот гнусный пасквиль на нашего Предстоятеля, Святейшего Кирилла, Патриарха Московскаго и всея Руси, Свято-Тройцкия Лавры священноархимандрита!
Негодяи!

Оригинал взят у [livejournal.com profile] talecaster в Андрей Кураев, Профессор Московский (трагедия). Акт II. Сцена III
Андрей Кураев, Профессор Московский (трагедия). Акт II. Сцена III

Акт II. Сцена III

(Все перснонажи и события вымышлены.
Все совпадения с реальными персонажами и событиями являются случайностью)

Действие разворачивается на патриаршей даче, в одном из залов

Действующие лица:

Его Святейшество Кирилл I (Гундяев) – Патриарх Московский и Всея Руси
Иерей 17 лет – иеромонах, референт Кирилла I
Иерей 18 лет – игумен, референт Кирилла I
Епископ Всеволод Чаплин – молодой недавно рукоположенный епископ, помощник Кирилла I, вызванный, чтобы быть свидетелем.
Епископ Александр Драбинко – молодой епископ, помощник Кирилла I, также вызванный, чтобы быть свидетелем.
Кардинал Торчизио Бертоне – госсекретарь Ватикана, глава делегации, посланной Папой
Первый епископ – католический епископ, помощник Торчизио Бертоне, вызванный, чтобы быть свидетелем.
Второй епископ – католический епископ, помощник Торчизио Бертоне, вызванный, чтобы быть свидетелем.

[В зале за столом сидит Кирилл I и перебирает бумаги]
[Входит Торчизио]

Торчизио: – Рад приветствовать вас, Ваше Святейшество, как госсекретарь Ватикана и как глава присланной к вам от Святейшего Престола делегации!
Кирилл (встает): – И я рад вас приветствовать! (садиться)
Торчизио: – Итак, Ваше Святейшество, будучи в числе кардиналов престола святого Петра, – хотя и тайного – вы, решили бросить вызов нынешнему Папе; хотя это и необычно – ибо, как правило, ранее так поступали только те, кто явно принадлежит к католической церкви, – но, тем не менее, вы имеете на это полное право. Ввиду необычности происшедшего, я, будучи государственным секретарем Ватикана, был вынужден направиться сюда лично, чтобы лично засвидетельствовать действительность поединка и соблюдение всех правил протокола. (обращается к одному из католических епископов) Пожалуйста, зачитайте, что обычно полагается зачитывать в подобных случаях.
1 епископ (достатает из-за пазухи и разворачивает пергамент): – Тайная Булла Его Святейшества Папы Римского Александра VI, известного также как Родриго Борджиа, изданная им в 1501 году, содержание которой должно храниться в строгом секрете теми, для кого она предназначена, а именно высшими клириками Римо-Католической церкви, которые, предположительно, могут претендовать на избрание Римским Папой, и их особо доверенным лицам, носящим епископский сан, вызванным в качестве свидетелей. (выдерживает паузу) Согласно разъяснению, данному ex cathedra в 1872 году Его Святейшеством Папой Римским Пием IX, означенную Тайную Буллу Папы Александра VI, несомненно, следует рассматривать как то, что имеет статус сказанного ex cathedra. (выдерживает паузу) Итак, непосредственно сама Тайная Булла (начинает зачитывать):

«Ввиду того, что при избрании на престол Святого Петра многочисленно умножились различные преступления, и, в частности смертоубийства через отравления, которые не только губят души совершающих их, но и дают многочисленные поводы к похулению нашей веры, я, будучи пастырем и учителем всех христиан, определяю:
Отныне все тайные убийства и, в частности, отравления строжайше запрещаются под страхом отлучения от церкви и предания анафеме; а посему все выяснения отношений как между кандидатами на Папский Престол, так между ними и действующим Папой, впредь должны выясняться явно в виде поединков на ядах, через явно же произведенный и засвидетельствованный вызов на этот поединок и при секундантах, засвидетельствующих честность его проведения.
На поединках запрещается применение ядов, не имеющих противоядия или могущих после принятия противоядия нанести существенный вред здоровью проигравшего.
Проигравший имеет право просить о противоядии и победивший обязан предоставить его – под тем условием, что проигравший обещает тайком удалиться в отдаленную обитель до конца своей жизни. Всякое преследование подобного удалившегося запрещается.
Между двумя поединками с Папой Римским должно пройти не менее полугода. Если на очередной поединок имеется более одного претендента, то эти претенденты проводят поединки между собой по означенным выше правилами под означенным выше надзором до тех пор, пока не останется только лишь один претендент.
Каждый претендующий на занятие Римского Престола прежде допуска к поединкам – как с другими претендентами, так и с самим Папой, – экзаменуется облеченной папским доверием комиссией в форме проведения предварительного поединка с Папой, когда сначала ему предлагается составить противоядие против принятого яда, составленного Папой собственноручно, а затем ему самому предлагается отравить одного из челнов комиссии, который должен распознать принятый яд. При этом претендент должен назвать основные компоненты предложенного ему яда, вызывающие смертельный исход. Такой предварительный поединок, единственно, не требует удаления проигравшего на покой после принятия противоядия, однако в случае принятия противоядия он имеет право на следующий предварительный поединок лишь спустя пять лет.
У тех, кто участвует в поединке, должно быть не менее получаса для определения состава предложенного ему яда и собственноручного изготовления и принятия противоядия. Яды, не удовлетворяющие этому требованию, не допускаются к использованию в поединках.
Его Святейшество Папа Римский Александр VI»

Торчизио (достает из дипломата бумагу): – Кирилл Михайлович, подпишитесь, что вы ознакомлены с правилами проведения поединков и немедленно приступим к делу.
[Кирилл I подписывается]
Торчизио (обращается к закрытой двери): – Вносите передвижную лабораторию.
Кирилл I (обращается к другой закрытой двери): – И мою тоже вносите!
[Из первой двери входят двое католических священников с четырмя тяжеленными чемоданами; чемоданы оставляются ими на столе; Торчизио раскрывает и зрители видят множество колб с жидкостями, банкок с порошками, каких-то трав и прочего; Торчизио делает какие-то приготовления]
[Из другой двери заходят игумен Сергий и отец Сергий, епископ Всеволод Чаплин и епископ Александр Драбинко и заносят восемь похожих чемоданов, но другого цвета; они также ставят их на стол – но на другой стол, возле Кирилла I; Кирилл I также раскрывает чемоданы и зрители также видят в них колбы с жидкостями, банки с порошками, травы и так далее. Кирилл I также делает какие-то приготовления]
Торчизио: – Прошу лиц, не являющихся свидетелями, удалится.
[игумен Сергий и отец Сергий уходят]
[Торчизио достает из одного из чемоданов «шахматные часы» и ставит их на стол]
Торчизио: – Ну что же. Согласно правилу проведения предварительного поединка сперва яд должны принять вы, Владимир Михайлович. Сейчас я и мои ассистенты и свидетели приготовят яд.
Кирилл (к Торчизио): – Прошу знакомится! Недавно – буквально несколько дней назад –знакомый вам иерей Всеволод стал епископом. А это также известный вам Александр Драбинко.
Торчизио (удивленно): – А где же Илларион Алфеев?
Чаплин (к Торчизио): – Ваше Высокопреосвященство! Архипастыря Иллариона на днях внезапно сразил тяжелый недуг. Он в одной из больниц. Мы молимся об его исцелении.
Торчизио: – Ну ладно. Приступим…
[Торчизио берет в руки колбы, реторты и прочее и начинает приготавливать смесь. Время от времени он обращается к своим епископам-свидетелям со словами вроде «Смесь номер семь!», «Порошок номер три!», «Пакет номер пятнадцать!»; так проходит минута или две]
[Торчизио берет в руку двухсотграммовый граненый стакан с получившимся ядом, передает его Кириллу I, ударяет по шахматным часам]
Торчизио: – Ваш ход, Кирилл Михайлович!
[Кирилл I медленно, словно смакуя, выпивает стакан яда и погружается в размышления]
Кирилл I (задумчиво): – гм… гм… Чертополох болотный продырявленный алтайский… нет, пожалуй, тибетский… Вытяжка из печени морского черта арктического… нет… пожалуй, антарктического… Трындец полынный вулканический с северного склона Фудзиямы… выдержка лет пять – не меньше. Иначе бы достаточно не сферментировалось… Рыгунец блевотворящий кровохаркивающий с острова Науру. Адская зелень степная австралийская… Да нет… не австралийская… новозеландская или тасманийская даже! И… и… ну конечно, жабья дурь аравийская, смешанная с перемолотыми костями колубийской высокогорной шипохвостки! Гм… Недурно… недурно… Да, еще с десяткок компонентов того-сего – для катализа и усиления ферментации, усиления поражения печени, мозга и сердца через побочные эффекты… (Задумывается) Я бы, конечно, еще бы кой-чего добавил, и компонентов до пятидесяти непременно бы довел, но того, что назвал – вполне достаточно. И, строго говоря, у меня есть еще пара часов в запасе до того, как начнется что-то серьезное...
Торчизио: – И все-таки, я советую поспешить, Кирилл Михайлович. В таких делах, как бы дело ни обстояло, – сами знаете – лучше легкомысленно к этому никогда не относится. Сначала составьте и выпейте противоядие. И потом, кстати, – я так понял, вы называли состав смеси. Но тут одни русские названия. Я бы попросил по-латыни.
Кирилл (улыбается): – Ах да, конечно, (Громко рыгает и озирается) Ой, извините, я не хотел…
Торчизио: – Не беспокойтесь. Это побочный эффект принятого вами яда.
Кирилл (смеется): – Ах да, конечно! Рыгунец блевотворящий! Не обратил особого внимания… Итак, ребята, за дело!
[Кирилл I берет в руки колбы, реторты и прочее и начинает приготавливать противоядие. Время от времени он обращается к помощникам и свидтелям – Всеволоду Чаплину и Александру Драбинко – со словами вроде «Сместь номер двести десять!», «Порошок номер сорок два!», «Пакет номер семь!»; так проходит около минуты]
Кирилл (радостно): – Ну вот и готово! (Выпивает противоядие из колбы)
[Кирилл берет в руки бумагу и ручку и начинает писать на листе названия ингридиентов по-латыни. Проходит около минуты. Затем Кирилл передает бумагу Торчизио и ударяете оп шахматным часам.]
Кирилл: – Готово! Теперь ваш черед!
Торчизио: – Я готов!
[Кирилл I снова берет в руки колбы, реторты и прочее и начинает приготавливать яд. Время от времени он также обращается к ассистентам со словами вроде «Смесь номер четырнадцать!», «Порошок номер сорок!», «Пакет номер 3!»; так проходит около минуты]
[Кирилл достает из чемодана граненый стакан, наливает в него яд из реторты, передает стакан в руки Торчизио и ударяете по шахматным часам]
[Торчизио Бертоне медленно, временами задумываясь, выпивает стакан яда]
Торчизио: – Хм… хм… пожалуй, я мог бы назвать с десяток компонентов… И даже в русском переводе. Скотобой гаитянский дурнорожий, Одурь Аляскинская прибрежная зловонная, несколько еще не получивших официальное название мхов и лишайников с фольклендских островов, Пропердензия Амазонская дикая лесная, хвощ окинавский жгучий… и еще несколько компонентов…. (Торчизио громко испускает газы) Ой… извините… я не хотел…
Кирилл (смеется): – Ваше высокопреосвященство! Вам тоже нечего извиняться! Ведь это – побочный эффект!
Торчизио (улыбается): – Ах да! Пропердензия Амазонская!
Кирилл (смеется): – Она самая, будь она неладна!
Торчизио (задумчиво): – Только… только одного не пойму. Из всего этого ничего путного составить нельзя; и к тому же, не совсем понятно, чем что тут является основным компонентом, а что катализатором или замедлителем реакции и для чего именно… То есть, тут еще не меньше десятка компонентов должно быть, чтобы понять, что к чему, но различить их я не могу!
Кирилл (смеется): – Так что – признаете поражение?
Торчизио (задумчиво): – буду до конца думать…
[Опускается занавес; «за занавесом» проходит всего лишь минута или две, которые символизируют отведенное время на ответ; за эту минуту или две из-за занавеса несколько раз раздается громкий пук Торчизио Бертоне; наконец, занавес подымается]
Кирилл: – Минута осталась! Берите противоядие и пейте! И признайте поражение!
Торчизио: – Ладно, давайте! Но поражение пусть будет признано автоматически, за истечением времени.
[Гундяев передает Торчизио двухсотграммовый граненый стакан с противоядием; тот выпивает его; затем они молча смотрят на часы]
Торчизио: – Что ж! Время вышло. Вы победили. И, по-видимому, у вас очень и очень неплохой шанс стать Папой! Поздравляю!
[Торчизио жмет руку Кириллу]
Кирилл: – Торчизио! Теперь самое время напомнить о той индульгенции, которую мне обещал Святейший Папа! Ты должен был привезти ее!
Торчизио: – Конечно! Вот она!
[Торчизио достает из-за пазухи пергамент и передает его Кириллу]
[Кирилл разворачивает пергамент и читает]
Кирилл: «Сим я, Святейший Папа Римский Бенедикт XVI, наследник Святого Петра, получивший право вязать и решить от Самого Господа нашего, объявляю такому-то, получателю сей индульгенции, через доверенное мое лицо ему переданной, полное прощение грехов его бывших, настоящих и будущих и полное освобождение души его от нахождения в чистилище ради тех его благих деяний, которые он совершает и, божьим соизволением, совершит в будущем во благо единства нашей Церкви»
Торчизио: – Везет же некоторым!
Кирилл: – А как насчет еще одного документа, о котором мы говорили совсем давным-давно?
Торчизио: – Что тут говорить! Опять скажу: «Везет же некоторым!». Только Его Святейшество поставил два условия… Первое условие – в случае восшествия на Святой Престол после заключения унии с Римом вы должны прославить во святых Папу Иоанна-Павла II, если таковой еще не будет прославлен. И это ничто иное, как признание его заслуг за борьбу с безбожным коммунистическим режимом. Видите ли, когда Йозеф Ратцингер, то есть, нынешний Бенедикт XVI бросил вызов Иоанну-Павлу II, то ему самому было как-то несколько неудобно… И Бенедикт решил немного подсластить пилюлю – дружески прощаясь с Иоанном-Павлом II, он пообещал, что сразу же по восшествии на престол прославит его как святого; и он выполнил это обещание! Согласно постановлению ex cathedra Бенедикта XVI, Иоанн-Павел II был возведен в святые еще при своей жизни…
Кирилл: – Кстати, а как сейчас поживает старик?
Торчизио: – Как поживает? По-стариковски. Спокойно инкогнито доживает свой век после пластической операции в одном из отдаленных монастырей в Латинской Америке. Рыбу ловит… Гуляет. Так вот, Бенедикт XVI, конечно, сдержал обещание и прославил как святого Иоанна-Павла II еще при жизни – разумеется, что он жив до сих пор еще никто не знает; публично же была произведена только беатификация. И Бенедикт XVI завещает своему возможному преемнику, если не успеет сам, завершить канонизацию Иоанна-Павла II. Ну как – принимаете условие, что по восшествии на папский престол приложите все усилия к тому, чтобы прославить во святых Иоанна-Павла II?
Кирилл: – Принимаю!
Торчизио: – И воторое условие: Прославить во святых самого Бенедикта XVI!
Кирилл: – Принимаю! Безусловно, наш Папа Бенедикт XVI – достойнейший пастырь; и мне даже как-то неловко… с этим вызовом… право же…
Торчизио: – А раз так, то вот вам другое постановление Бенедикта XVI ex cathedra!
[Торчизио Бертоне достает из-за пазухи и передает Кириллу другой пергамент]
Кирилл (читает пергамент): «Сим я, Папа Римский Бенедикт XVI, как пастырь и учитель церкви, вещая ex cathedra, объявляю, что получатель сего, такой-то, буде даже он еще жив, провозглашается мною, наследником апостола Петра, приявшим право вязать и решить от Самого Господа нашего, святым и равноапостольным мужем за его дела ко благу единства католической церкви и святой веры».
Кирилл (умиленно смотрит ввысь, прижимает оба пергамента к сердцу): – На небесах есть только одно Солнце, освещающее всю вселенную! И на земле, воистину, один только должен быть верховный пастырь и учитель всех христиан, непоколебимый как камень, просвещающий всю землю и всю вселенную благочестивыми и истинными догматами католической веры; и имя его – Папа, наследник святого Петра!
[Пауза]
[Торчизио выводит Кирилла из восхищения]
Торчизио: – Только, ваше высокопреосвященство и ваше Святейшество, святой равноапостольный отче Кирилле! (Торчизио делает земной поклон перед Кириллом) вы сами понимаете – публично обнародовать это нельзя, ибо в народе может быть воспринято неоднозначно; это вы передадите вашему преемнику и уже он проведет вашу публичную беатификацию и прославление в чине святых!
Кирилл: – Ну, это само собой!
Торчизио: – Вот что еще. Разумеется, если совершится ваше восшествие на Святейший Престол, то это вызовет многочисленные кадровые перестановки. И вот тут надо кому-то дать отступные, кого-то просто умиротворить, чтобы он не возмущался; да и в конце концов – народ подготовить надо, разъяснения провести… Наконец, безбедное житие Бенедикта XVI в отдаленном монастыре тоже сколько-то стоить может.
Кирилл: – Сколько?
Торчизио: – По первоначальным прикидкам 1 миллирад 100 миллионов или 200 миллионов долларов. Но, во всяком случае, не больше, чем полтора миллиарда.
Кирилл (радостно): – Ладно. Вы располагаете двумя миллиардами евро. Денег не жалеть. Первый платеж в миллиард евро перевожу по первому требованию.
Торчизио: – Через некоторое время после того, как произойдет ваша победа над нынешним Папой – если она, разумеется, произойдет, с вами свяжутся и вам будут сообщены реквизиты платежей. Однако, дело тут несколько необычное. Сами понимаете – саму возможность избрания человека из униатской церкви, да еще сразу же после заключения унии, лучше начинать рекламировать уже сейчас. Разумеется, мы не можем требовать с вас деньги заранее, до победы. Но вы можете их пожертвовать. Я думаю, миллионов сто долларов – вполне достаточная сумма.
Кирилл (радостно): – Переведу хоть сейчас! Двести миллионов долларов. Давайте реквизиты!
Торчизио (изумленно): – Через несколько дней с вами свяжутся. До этого же я дам поручение разработать подробный план мероприятий и просчитать, во что все это обойдется. Возможно, вы как-то захотите скорректировать план…
Кирилл (радостно): – В общем так. Вот вам (берет папку, лежащую на столе и передает ее Торчизио); здесь номер счета в Банке Ватикана на 250 миллионов долларов и доверенность на предъявителя на пользование этим счетом. Берите и действуйте.
Торчизио (изумленно): – Право же.. Счет… Доверенность… Ни с того ни с сего… Без ясного плана…
Кирилл: – Берите-берите… Это я вам как святой и равноапостольный говорю!
[Торчизио берет папку]
Торчизио: – Что же… остается попрощаться. Но сперва необходимо поставить подписи свидетелей под протоколом предварительной дуэли…
Кирилл: – Вот именно. Попрощаться до торжественного банкета, который состоится сегодня вечером в Патриархии, куда приглашены вы и ваши спутники и на котором мы все и подпишем!
Торчизио: – Не могу отказаться, ваше преосвященство и ваше святейшество.
[Ассистенты быстро собирают передвижную лабораторию и уходят. За ними, поклонившись Кириллу I, уходит Торчизио]
Кирилл (К Севе Чаплину и Александру Драбинко): – Оставьте меня. Я хочу побыть один…
[Сева Чаплин и Александр Драбинко уходят]
[Кирилл, оставшись один, сидит за столом и предается раздумьям]
Кирилл: – Да-а… культурно… Европа-с… Ну почему вот у нас всегда так – или ты, или тебя?!
[Пауза]
Кирилл: – Эх… Бенедикт… Торчизио… А ведь ты, Торчизио, старый лис, – еще и иллюминат! Да и ты, Папа Бенедикт, – тоже еще тот иллюминат! (Задумчиво) Да и я – иллюминат! (Хохочет) И скоро мы, иллюминаты, свернем шею католической церкви! (Ударяет кулаком по столу; снова весело хохочет)
[Кирилл берет телефонную трубку и набирает номер]
Кирилл: – Алло? Лубянка? Кто говорит? Агент Михайлов говорит! Не узнали? Счастливым буду! Все удалось в лучшем смысле! Считайте – Ватикан у меня в кармане. Поэтому неплохо бы было возродить в России звание маршала. Что это такое – Ватиканом будет руководить простой генерал российской госбезопасности? (Пауза) Что значит – может быть для меня лично еще и звание Генералиссимуса возродить? И возродить! Почему нет? В конце концов, не забывайте, что у меня будет швейцарская гвардия и что это звание я могу присвоить себе сам как глава суверенного государства!
[Кирилл кладет трубку]
Кирилл: – Эх, Пропердензия Амазонская, эх, Рыгунец блевотворящий… Куда же ты завела меня, жизнь?
[Кирилл подскакивает со стула, словно в него попала молния]
Кирилл: – Эврика!!!
[Кирилл бегает по залу, делая несколько кругов, выкрикивая «Эврика! Эврика!»]
[Кирилл останавливается посреди зала и обращается к зрителям]
Кирилл: – Вот оно! Вот оно, то, второе, что скомпенсирует действие первого! Как я сразу не догадался! Рыгунец блевотворящий! Вот оно, решение – и ты готова, моя ненаглядная Царица Ядов! Конечно, придется добавить еще два-три дополнительных ингридиента, но это уже мелочи… Аква тофана, аква тофрана! Ерунда эта ваша аква тофана! Скоро мир увидит мое новое совершенное творение! Встречайте – Аква гундява!!!
[Кирилл бегает по залу выкрикивая: «Власть над миром! Власть над миром!»]
[Занавес]

Profile

hieromonakh_agapit: (Default)
hieromonakh_agapit

April 2013

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
2122232425 2627
282930    

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 12:37 am
Powered by Dreamwidth Studios